Главная карта сайта
ru en fr

Международный Центр психологической помощи
ГлавнаястрелкаПубликациистрелкаЭто интересно стрелка Становление и характеристика основных направлений и форм психотерапии

Становление и характеристика основных направлений и форм психотерапии

Интенсивное развитие психотерапии во второй половине XX века превратило ее из раздела психиатрии в самостоятельную научно–практическую область, занимающую видное место в культурном пространстве и общественном сознании, особенно за рубежом. Создано множество научных сообществ, издаются журналы и монографии, проводятся конференции, работают высшие учебные заведения. Благодаря этому психотерапия оказала и продолжает оказывать позитивное гуманизирующее влияние на процессы воспитания и образования, отношение общества к больным и людям с ограниченными возможностями, правонарушителям и иным маргинальным группам. Успехи психотерапии связаны в первую очередь с прогрессом в области клинической психиатрии, с пониманием причин и сущности психических расстройств. Вторым источником знаний для психотерапии является научная психология, раскрывающая механизмы принятия решений и саморегуляции поведения человека. Третий теоретический источник заключается в философских доктринах, в их возможных приложениях к практике человеческих отношений и поиску смысла жизни. Подпитываясь от этих и других источников, психотерапия порождает собственные оригинальные теоретические концепции, представляющие интерес для психиатрии, психологии, педагогики и других отраслей науки и практики. К такому выводу приводит нас рассмотрение ключевых моментов в истории психотерапии.

Один из крупнейших отечественных психотерапевтов, Б.Д. Карвасарский, полагает, что в истории психотерапии можно выделить два основных периода. Первый из них  - донаучный, охватывающий более трех тысячелетий. Второй - научный период психотерапии, он занимает  всего два столетия, XIX-XX в.в. и продолжается до настоящего времени. Донаучный период психотерапии  можно назвать  религиозно-мистическим. Он пронизан верой в существование сверхъестественных сил и соответствующими магическими практиками, опирающимися на мифологию древних культур, теологическими толкованиями, мистериями, «тонким чувствованием» и тайными интуитивными знаниями адептов. Именно эти мистические стремления нашли свое выражение в многоликих и причудливых обрядах, всегда окруженных ореолом таинственности. При всем многообразии мистических подходов, будь то гулкие удары гонга в египетских храмах, неистовый ритм бубна шамана, хоровые пения и танцы африканских колдунов, запах и дым благовонных курений в индийских монастырях, бесконечный речитатив молитв, мерцание свечей и блеск церковного убранства, - результаты этих приемов и средств были весьма схожими. За всей таинственностью крылось внушение и самовнушение на фоне наведенного гипнотического состояния. Многообразные языческие культы, а затем мировые религии  служили основой в толковании «чудесных исцелений», да и душевных болезней в целом. Например, православные церкви до сих пор поддерживают представления о бесоодержимости.

Еще в самом раннем медицинском документе – папирусе Эберса (XVI век до н. э.) – утверждалось: «Заклинания действенны в сопровождении лекарств, лекарства действенны в сопровождении заклинаний». Древнеегипетские жрецы-врачеватели отдавали должное психологическому фактору лечебного процесса.

Теологическая медицина сменилась медициной метафизической, в которой время от времени возникали научно-реалистические подходы. Заболевания, в том числе и психические, начали рассматриваться как явления естественного порядка, и появились попытки их соответствующего лечения. Так, например, в одном из сочинений древнеримского врача Сорана Эфесского (98-138 г.г.), описаны следующие терапевтические приемы: «Следует внимательно изучать содержание неправильных мыслей больного, в соответствии с чем пользоваться полезным действием тех или иных внешних впечатлений, занятных рассказов и новостей; в период выздоровления надо уметь уговорить больного пойти на прогулку, заняться гимнастикой, упражнять свой голос, заставляя читать вслух. Целесообразно при этом подбирать текст, содержащий ошибки, чтобы таким образом вновь пробудить критическую способность... В дальнейшем можно пользоваться и театральными представлениями, способными рассеять печаль, разогнать нелепые страхи». Можно расценить эти советы, как вполне рациональные техники неспецифической психотерапии, или терапии средой. Можно найти много подобных примеров в трудах знаменитых врачей античности и Средневековья   Гиппократа, Цельса, Галена, Авиценны и др.

 Древнеримские историки  I-II веков н.э. Светоний и Тацит сообщали, что македонский царь Пирр (IV-III века до н.э.) и император Веспасиан (I в. н.э.) излечивали больных прикосновением большого пальца правой ноги. Позднее властители стали прикасаться к пациентам руками. Лечение «прикосновением короля» практиковалось в Европе с V века. Особенной активностью отличался английский король Карл II Стюарт (правил с 1660 г.). Историки зафиксировали, что за 19 лет король «тушировал»  90798 больных, большей частью, с соматической патологией.

Таким образом, психологическое воздействие считалось необходимым компонентом любого лечения с древних времен. Доисторические реликты лечебной магии сохранились повсеместно; особо благодатную почву они получили в современной России, где успешно действуют от 400 до 800 тысяч народных целителей, магов, колдунов и прочих «альтернативных психотерапевтов». Их успехи основаны на использовании внушения (суггестии) – одного из сильнейших механизмов психологического воздействия. Этот механизм использовался в жреческой и религиозной медицине древности.

Эпоха Возрождения не принесла в психотерапию ничего нового. Только в конце XVIII в. произошли существенные изменения. Французский психиатр Ф. Пинель предложил «нравственное лечение умалишенных». В 1793-1795 г.г. он освободил от цепей душевнобольных в парижских госпиталях Бисетр и Сальпетриер, подав тем самым положительный пример всему миру. Несколько ранее,   в 1776 г., была предпринята первая, весьма наивная попытка научного объяснения лечебного влияния внушения в виде теории «животного магнетизма» австрийского врача Ф.А. Месмера (1734-1815). Опыты его последователей - магнетизеров будоражили умы в конце XVIII - начале XIX в., но встречали скептическое отношение в профессиональной медицинской среде.  В 1841 г на выступлении магнетизера Лафонтена присутствовал английский врач из Манчестера Дж. Брейд (1795-1860). Увиденное им заставило Брейда повторно посетить эти сеансы и приступить к самостоятельным опытам. Посредством фиксации взгляда Брейд довольно быстро «усыпил» своего знакомого и тщательно зафиксировал происходившие изменения. Необходимо заметить, что фиксация взгляда была впервые описана индо-португальским врачом-аббатом Ж..К. Фариа (1756-1819). В книге «Случай ясного сна, или Очерки о природе человека», изданной в Париже в 1819 г., автор назвал фиксацию взгляда «методом  фасцинации», а состояние, ею вызываемое - «люцидным», или светлым сном. В отличие от Месмера и его последователей, Брейд считал, что вызываемое им состояние - это искусственный нервный сон, возникающий вследствие концентрации внимания и утомления взора. Это состояние он определил специальным термином - гипноз, что, собственно, по-гречески и означает сон. Всю свою дальнейшую жизнь Брейд посвятил изучению гипноза. Свой опыт он обобщил в книге «Нейрогипнология, или Обоснование нервного сна» (1843). Брейд решительно опровергал «флюидные» представления о гипнозе и полагал, что это состояние возникает по физиологическим причинам. Не разгадав природы гипнотического транса (что до сих пор не удалось никому), Брейд снял с него покров мистицизма, развеял дух шарлатанства и ввел гипнотический метод в практическую  медицину. В этом состоит его историческая заслуга.

  Продолжателем дела Брейда стал французский врач из г. Нанси А. Льебо, которому в I860 г. попалась книга с описанием нового метода лечения больных, разработанного Брейдом. Льебо, испытав несколько вариантов «усыпления» больных, предпочел вызывать гипнотический сон, внушая пациенту представления о засыпании неторопливым тихим голосом. Гипнотический сон Льебо разделил на несколько степеней и подробно описал характерные признаки каждой из них. Заслуга Льебо заключается в том, что он первым систематически использовал словесное внушение в терапевтических целях, уделяя основное внимание психологическим аспектам гипноза. В 1866 г. Льебо подытожил свои наблюдения в книге «Сон и подобные ему состояния», где отстаивал естественнонаучный взгляд на природу гипноза. Медицинское сообщество встретило этот труд глухим молчанием. И лишь в 1882 г. главный терапевт медицинского факультета в Нанси Дюмон решил использовать словесное внушение в гипнотическом состоянии для лечения больных в психиатрическом приюте Марвиль. Он пригласил к сотрудничеству Льебо, который охотно поделился своим опытом. Вскоре эта работа привлекла внимание профессора терапевтической клиники И. Бернгейма. Он применил гипноз в своей клинике и настолько широко ввел его в практику, что лечение словесным внушением использовалось на равных правах с другими лечебными методами. Бернгейм и до этого практиковал гипноз, опираясь на технику Ж.М. Шарко, но случаи гипнотизации удавались редко, а используя технические приемы Льебо, Бернгейм вызывал гипнотическое состояние у 90% пациентов. Вокруг Льебо, Бернгейма, Дюмона и тогда еще молодого исследователя Боки формируется круг нансийских ученых, интересовавшихся проблемами внушения и гипноза, разделявших точку зрения Льебо и Бернгейма, что гипноз - это психологически нормальный феномен, вызываемый внушением. Так возникла Нансийская школа гипноза, или школа Бернгейма.

Несколько раньше в Париже, в госпитале Сальпетриер знаменитый невропатолог того времени Ж.М. Шарко изучал явления гипнотизма в связи с проверкой теории и метода металлотерапии. Но особенно интенсивно Шарко стал изучать гипноз  в клинических наблюдениях и в специальных экспериментах после посещения выступлений магнетизера Донато. Шарко пришел к выводу, что гипноз является патологическим состоянием - искусственным истерическим неврозом. Слушать лекции Шарко, сопровождаемые яркими демонстрациями, съезжались врачи со всех концов Европы. Вокруг Шарко сосредоточились многие видные ученые Парижа. Они вели свои исследования в том же русле, разделяя в общем предложенную Шарко точку зрения. Так возникла Сальпетриерская школа, или школа Шарко.

Между двумя научными школами шла ожесточенная многолетняя борьба, развернувшаяся на страницах медицинской печати. По характеру взглядов, Сальпетриерская школа во главе с Шарко считалась физиологической, а Нансийская, возглавляемая Бернгеймом, - психологической. Сальпетриерская школа рассматривала гипнотическое состояние как экспериментально вызванное невротическое расстройство, или искусственный невроз, разнообразные проявления которого зависели от воли экспериментатора. Способы вызывания гипнотического состояния могли быть как физическими, так и психическими. Согласно взглядам Нансийской школы, гипноз - это особое психическое состояние или сон, непосредственно вызванный внушением. Состояние гипноза можно вызвать у совершенно здоровых людей, и это состояние ничего болезненного собой не представляет, а, напротив, благодаря повышению восприимчивости человека к внушениям во время гипнотического состояния, последнее становится действенным методом лечения различных расстройств. В конечном итоге, взгляды Нансийской школы были поддержаны большинством исследователей в области гипноза.

К 80-м г.г. XIX в. относится углубленная научная разработка гипноза как лечебного метода, что оказало, в свою очередь, большое влияние на выяснение этиологической роли психогенных факторов в развитии неврозов. Гипноз, во всем многообразии его методов, стал началом  научной психотерапии.

В 1872 г. Д. Тьюк впервые ввел в научный обиход термин «психотерапия». Апогеем интереса к гипнозу стал  Первый интернациональный конгресс «Гипнотизм экспериментальный и лечебный», проходивший в Париже в августе 1889 г. под почетным председательством Шарко. В конгрессе участвовали Льебо, Бернгейм, Дежерин, Жане, Форель, Фрейд, В. М Бехтерев и многие другие известные ученые, что подтверждало большой интерес и официальное признание этого вида психотерапии.

Фармацевт из Нанси Э. Куэ, посещавший лекции Бернгейма, ввел метод самовнушения, который вскоре приобрел популярность. В 1910 г. Куэ открыл в Нанси клинику, где лечил по своей методике. В разработку метода лечебного самовнушения внесли вклад И.Р. Тарханов, В.М. Бехтерев, А.Я. Боткин, разработав собственные оригинальные приемы. Скромная по содержанию формула самовнушения Куэ явилась отправной точкой для начала поиска более эффективных путей психотерапевтических влияний аутогенного плана и легла в основу таких методов, как прогрессивная мышечная релаксация, аутогенная тренировка, биологическая обратная связь,  и др.

С конца 90-х г.г. XIX в. стали разрабатываться принципиально иные методы психотерапевтических воздействий. На рубеже веков происходило переосмысление накопленного опыта и поиск новых путей.

Развитие психологии как экспериментальной науки, и диверсификация ее теоретического базиса способствовали изобретению новых методов психологического воздействия, новых подходов в психотерапии. Психология XIX века, представлявшая собой раздел философии, базировалась на теории ассоцианизма (от лат. assotiatio – соединение). Ассоцианизм  описывал сложные психические явления как результат комбинации (соединения) элементарных психических образов представления и восприятия. Корни ассоцианизма можно найти у Аристотеля; идеи ассоцианизма доминировали в английской философии XVII-XVIII веков.  В экспериментальной психологии конца XIX в. ассоцианизм нашел первое обоснование в исследованиях памяти, предпринятых немецким психологом Г. Эббингаузом. Детерминистские элементы ассоцианизма были восприняты в трансформированном виде учением И.П.Павлова об условных рефлексах и американским бихевиоризмом, у истоков которого стояли Э. Торндайк и Дж. Уотсон. Работы этих ученых послужили основой разработки бихевиоральных  (поведенческих), а затем когнитивно-бихевиоральных методов психотерапии. «Первой ласточкой», провозвестницей когнитивной терапии явилась рациональная терапия П. Дюбуа. Этот швейцарский невропатолог постепенно отошел от гипноза и внушения, разработал метод рациональной психотерапии, противопоставил его гипнозу и описал в книге «Психоневрозы и их психическое лечение» (1912). Почти одновременно, в 1911 г.  В. М. Бехтерев обосновал разъяснительную терапию, весьма сходную с методом Дюбуа. Направление психотерапии, заложенное Дюбуа и Бехтеревым, не утратило своего значения до настоящего времени. Рациональная психотерапия в качестве одного из элементов входит практически во все виды психотерапии.

Наряду с ассоцианизмом, в конце XIX в. в психологии возникли два новых направления – структурализм и функционализм.

Основателем структурализма считается знаменитый психолог В.Вундт. Правда, некоторые из его учеников считали его одним из пионеров функционализма. Выяснение истины затрудняется большим объемом научного наследия Вундта, который написал в два раза больше, чем Кант, Гегель и Дарвин, вместе взятые. Вундт развивал представления о двух уровня сознания – низшем (перцептивном) и высшем (апперцептивном), каждый из которых имеет самостоятельную структуру. У своего учителя Г. Гельмгольца Вундт заимствовал понятие о «бессознательных умозаключениях». Он называл свое учение «волюнтаризмом», подчеркивая этим активную роль сознания. Есть основания предполагать влияние идей создателя научной психологии В. Вундта на создателя психоанализа З. Фрейда. Хотя сам Фрейд и избегал каких-либо суждений о своих предшественниках, мы имеем основания полагать, что он заимствовал и развивал идеи многих ученых. Среди них философы (Г. Лейбниц, И. Гербарт,   Э. фон Гартман и др.), биологи и физиологи (Ч. Дарвин, Г. Фехнер), психиатры (Г. Модсли, П. Жане, Р. Крафт-Эбинг) и, возможно, психологи (В. Вундт). На рубеже XIX-XX веков появился психоанализ – новое направление психотерапии, основанное на оригинальной концепции структуры личности и механизмов формирования неврозов. Первое упоминание термина относится к 1896 г.

Третье направление психологии - функционализм отталкивался от учения Аристотеля в  схоластической интерпретации, данной Фомой Аквинским (XIII в.). Главным источником функционирования психики средневековый автор считал не ассоциации, а внутренние духовные силы (intentiones animi), направленные на удовлетворение потребностей и преодоление возникающих при этом препятствий. Теорию функционализма развил философ Ф. Брентано (1874). Экспериментальные и теоретические работы  психологов того времени Т. Рибо, Э. Клапареда, П. Жане способствовали развитию нового направления. Наиболее яркий его представитель, американский психолог В. Джемс провозгласил принцип единства всей психической жизни, целостности непрерывно изменяющегося субъективного опыта, неразложимости его на отдельные элементы. Этот принцип известен как «поток сознания». В рамках данной школы психологии рассматривался целостный организм человека, взаимодействующего со средой, приспособительные функции сознания. Главные принципы функционализма, угасшего к 1930 г., получили дальнейшее развитие в пионерских работах А. Маслоу (1954)  и К. Роджерса (1954). Это привело к возникновению «третьей силы» - гуманистической психологии и гуманистически-экзистенциальной психотерапии. Первые психотерапевтические методы в духе будущего гуманистического направления появились в начале XX в. 

Оригинальный метод - «арететерапия» был предложен в 1908 г. русским врачом-терапевтом А.И. Яроцким. Автор адресовал психотерапевтическое воздействие высшим проявлениям духовной жизни, нравственным сторонам личности. В них он искал и причины психических расстройств. Сходный с арететерапией  метод был предложен немецким врачом Марциновским в 1909 г. Суть его заключалась в формировании у пациентов широкого миросозерцания, в результате чего пациент поднимался над своей страдающей личностью и начинал видеть себя частицей человечества и всей природы. В 1910 г.  Ж..Ж.. Дежерин, критикуя прямое внушение, с одной стороны, и рациональную психотерапию - с другой, предложил метод психотерапии посредством убеждения, основанный на безусловном эмоциональном доверии пациента к врачу. Сравнивая методы психотерапии Яроцкого, Дежерина и Марциновского с некоторыми современными подходами, можно увидеть нечто общее и с гуманистической школой, и с экзистенциальным направлением в психотерапии.

Рассмотрим подробнее развитие каждого из трех направлений современной психотерапии.  В 1913 г. в американский журнал «Психологическое обозрение» публикует статью психолога Дж. Уотсона, в которой автор критиковал структурную и функциональную психологию, (доминировавшие в то время), и призывал рассматривать психологию как объективную экспериментальную область естественных наук. Ее основной задачей Уотсон видел прогнозирование поведения человека и управление поведением. С этого момента начинает свое развитие бихевиоризм как отдельное направление в психологии, определившее теоретические основы поведенческой психотерапии. Значительное влияние на формирование бихевиоризма оказали условно-рефлекторная теория И.П. Павлова и теория сочетательных рефлексов В.М. Бехтерева. И.П. Павлов продемонстрировал в своих экспериментах, что высшая нервная деятельность может описываться в терминах физиологии без привлечения понятия сознания. Уотсон воспользовался этой идеей и сделал ее основой своей программы. И.П. Павлов с удовлетворением отмечал, что работы Уотсона и дальнейшее развитие бихевиоризма в США являются убедительным подтверждением его идей и методов. В.М. Бехтерев опубликовал свои представления о сочетательных рефлексах в семитомнике «Основы учения о функциях мозга» (1903-1907). Он полагал, что сложное поведение можно объяснить как сочетание или накопление моторных рефлексов более низкого уровня. Процессы мышления также зависят от действий речевой мускулатуры. Это положение и было развито Уотсоном. Бихевиоризм представлял собой попытку построить науку столь же объективную и рациональную, как  физика. Все сферы поведения должны были рассматриваться в объективных терминах по типу «стимул-реакция». Уотсон разработал также программу оздоровления общества - экспериментальную этику, основанную на принципах бихевиоризма. Несмотря на то, что эта программа не достигла поставленных целей, взгляды  Уотсона получили широкое признание.

К 1930 г. бихевиоризм продолжил свое развитие в работах необихевиористов Толмена, Халла и Скиннера. Толмен в 1932 г. описал собственную систему бихевиоризма, определяющую целенаправленность поведения, ввел важные понятия промежуточной переменной и латентного научения. Халл дополнил теорию научения законом о первичном и вторичном подкреплении, ввел гипотетико-дедуктивный метод. Самой влиятельной фигурой необихевиоризма на протяжении нескольких десятилетий являлся Б. Скиннер. Он выдвинул концепцию оперантного научения, согласно которой организм приобретает новые реакции благодаря тому, что сам подкрепляет их. Только после этого внешние стимулы начинают вызывать эти реакции. Взгляды на природу процесса научения вышли за пределы лабораторий и воплотились в концепции программированного обучения. Начиная с 1950-х г.г., методы оперантного обусловливания воплотились в поведенческой психотерапии, главной целью которой стало формирование и укрепление способности к действиям, приобретение навыков, позволяющих улучшить самоконтроль и сделать поведение более эффективным. Сам термин «поведенческая психотерапия» вошел в историю с 1953 г. 1950-1960-е г.г. - период становления поведенческой психотерапии как самостоятельного направления. Работы Дж. Вольпе и А. Лазаруса в ЮАР, Д. Шапиро и Г.Ю. Айзенка  в Англии, Н. Эзрина и Эйлори в США привели к растущей популярности поведенческой психотерапии.  Мощным толчком для дальнейшего развития бихевиоризма и поведенческой психотерапии явилась социальная когнитивная теория А. Бандуры.  Согласно автору, социальное научение происходит через наблюдение. Одно лишь наблюдение за поведением другой особи позволяет формировать новые стереотипы поведения. В дальнейшем взгляды Бандуры получили развитие в концепции самоэффективности.

Последующее расширение теоретических позиций поведенческой психотерапии привело к введению в  качестве промежуточных переменных субъективных понятий -«когниций» (знаний, убеждений, установок. В результате появились школы когнитивной терапии А. Бека и А. Эллиса. В когнитивной психотерапии Бека определяющей переменной являются реалистичные и нереалистичные  когниции, так называемые автоматические мысли.  В рационально-эмотивной психотерапии Эллиса главной промежуточной переменной являются рациональные и иррациональные когниции (установки). С точки зрения указанных авторов, фокусом воздействия психотерапии должны быть промежуточные когнитивные переменные. Попытка интеграции когнитивного и поведенческого подходов связана с именем Д. Мейхенбаума (1977). Его работы можно связать с идеями Л.С. Выготского и А.Р. Лурия о внутренней речи. Разработанная автором методика самоинструктирования нацелена на  овладение пациентом своей внутренней речью. Близки к этому работы М. Махони, который рассматривал когнитивные переменные и их модификации в качестве главной цели когнитивно-поведенческой психотерапии.

Развитие отечественной психотерапии проходило в духе учения о нервизме, основы которого были заложены И.М. Сеченовым и выдающимися русскими врачами XIX в.  С.Г. Зыбелиным, М.Я. Мудровым, И.Е. Дядьковским, Г.А. Захарьиным, В.А. Манассеиным, С. П. Боткиным. Экспериментальное изучение высшей нервной деятельности (поведения) в лабораториях И. П. Павлова привело к теоретическому обоснованию экспериментальных неврозов, которое И. П. Павлов перенес в клинику нервных болезней. Таким образом, был заложен фундамент патофизиологической теории неврозов и их психотерапии. Это направление получило название  павловская психотерапия. Его представители использовали на практике экспериментальные данные о возникновении и угашении условных рефлексов, понятия о торможении, иррадиации, индукции, фазовых состояниях. Этими терминами описывался и сам психотерапевтический процесс. В настоящее время павловскую психотерапию можно рассматривать как вариант бихевиоральной терапии. К.И. Платонов в экспериментальных исследованиях изучал гипноз и его использование в терапевтических целях. Значительный вклад в развитие павловской школы в психотерапии внесли также П.И. Буль, М.С. Лебединский, И.Е. Вольперт, А.П. Слободяник, А.М. Свядощ, В.Е. Рожнов и другие. Большим авторитетом пользовался московский психотерапевт С. И. Консторум (1890-1950). Он разработал активирующую психотерапию, которая имела целью коррекцию  мироотношения пациента.

Очевидно, что бихевиоральная терапия апеллирует к разуму, сознанию пациента (в гипнотических методах пациент добровольно «вверяет» свое сознание гипнотерапевту, не утрачивая собственного контроля). Пациенту предписываются произвольные усилия, плановые тренировочные занятия, ему выдаются домашние задания и выставляются оценки. Все это напоминает процесс школьного обучения или спортивных тренировок.  Можно сказать, что стиль отношений врача с больным воспринят бихевиоральной терапией от клинической медицины в целом. В психологии такой стиль называют вертикальным: врач занимает позицию «сверху», а пациенту отведена позиция «снизу». В конечном счете, бихевиоральная терапия нацелена на усиление произвольного сознательного контроля над своими переживаниями (деструктивными мыслями, отрицательными эмоциями и др.) и реальными действиями дезадаптивной направленности   вплоть до их полного устранения.

На рубеже XIX и XX веков психология и психотерапия направились «вглубь» - на поиски подсознательных источников активности человека. В 1895 г. Й. Брейер  и З. Фрейд опубликовали  работу «Исследования по истерии», в которой был описан психокатарсический метод лечения истерических расстройств. Находящейся в гипнотическом состоянии пациентке предлагалось вспомнить о событиях, которые предположительно вызывали тот или иной симптом. Феномен избавления от симптома при воспоминаниях о психотравмирующей ситуации в состоянии гипноза Брейер назвал катарсисом. В этом же году Фрейд отказался от использования гипноза и начал развивать новую психотерапевтическую систему, основанную на выявлении неосознаваемых мотиваций, - психоанализ. Идеи Фрейда обрели популярность в среде студентов, практикующих врачей, художников и писателей, образованных людей того времени. Однако его теоретические представления о доминировании сексуального инстинкта в жизни человека вызвали критику со стороны ученых мира. Фрейд стал первым теоретиком, указавшим на важность исследования детства для понимания природы психики человека. В период с 1900 по 1910 г. позиции теории Фрейда значительно упрочились, пришло международное признание, ширились ряды последователей.

В 1911 г. из-за теоретических расхождений  Фрейда  покинул один из его любимых учеников А. Адлер - основатель индивидуальной психологии. Адлер утверждал, что цели и ожидания человека больше влияют на поведение, чем прошлый опыт, а основным побудительным мотивом является достижение превосходства и адаптация к среде. Он подчеркивал значительное влияние социума на каждого человека и большую важность социальных интересов - чувства общности, кооперации и альтруизма. Адлер отвергал антагонизм сознательного и бессознательного в человеке. Одним из первых он привлек внимание к значению неправильного семейного воспитания  (эмоционального отвержения и попустительства)  в возникновении неврозов.

В 1914 г. от учителя отошел и швейцарский психиатр К.Г. Юнг, которого Фрейд считал своим духовным сыном и наследником. Юнг разработал собственную аналитическую психологию, в которой интерпретировал либидо не как сексуальную энергию, а как жизненную энергию вообще, где секс присутствует лишь как один из компонентов. Он ввел понятие коллективного бессознательного  как наиболее глубокого уровня психической деятельности, содержащего в себе архетипы (врожденный опыт прошлых поколений).

В 1914 г. мир всколыхнула  Первая мировая война. Наблюдая эту кровавую бойню, Фрейд развивает тезис, что агрессия является такой же побудительной силой, как и секс. Это стало еще одним поворотным пунктом в развитии его учения. Психоанализ приобрел статус законченной и целостной теоретической системы, включавшей в себя теории общего психического и психосексуального развития человека, психологического происхождения неврозов и психоаналитической терапии. В дальнейшем последователи психоанализа разрабатывали собственные теории, опираясь на эти основы. Помимо индивидуальной психологии Адлера и аналитической психологии Юнга, психоанализ Фрейда явился первоисточником активной аналитической терапии Штекеля, волевой теории О. Ранка, интерперсональной психотерапии Г. Салливана, характерологического анализа В. Райха, Эго-анализа М. Кляйн, характерологического анализа К. Хорни, гуманистического психоанализа Э. Фромма и других. В настоящее время все они объединяются в рамках психодинамического подхода, называемого также глубинной психологией.

Психодинамический подход в отечественной психотерапии советского периода был также представлен, хотя и в завуалированном виде. Имеется в виду патогенетическая психотерапия В. Н. Мясищева (1893-1973). В 1930-1940-е гг. в В.Н. Мясищев развил концепцию личности как системы отношений индивида к окружающей действительности, На основании психологии отношений B. Н. Мясищев в 1939 г. сформулировал концепцию неврозов, согласно которой основным патогенным звеном в возникновении невротических расстройств выступают противоречия в тенденциях и возможностях личности с требованиями и возможностями, предоставляемыми средой, и воспринимаемыми личностью как неразрешимые. Теоретические положения В.Н. Мясищева были развиты его учениками и последователями. На базе патогенетической психотерапии была разработана личностно-ориентированная (реконструктивная) психотерапия, являющаяся единственной отечественной системой динамической психотерапии.

С самого начала психоаналитическая терапия была и остается элитарной. Это связано с ее большой длительностью, высокой стоимостью, интенсивными нагрузками на интеллект пациента и его творческий потенциал. Большинству населения нашей страны это недоступно. Добавим также, что успех психоанализа всецело зависит от степени искренности пациента, требует раскрытия всех его личных психологических тайн. Это также составляет трудность для многих

Международный Центр психологической помощи
«Скорая психологическая помощь»
© 2010 Санкт-Петербург,
Тел.: +7 (812) 923-0-112
e-mail: psycarespb@gmail.com
Создание сайта - Веб студия «Тайм-Онлайн»
Оставьте свои контактные данные и мы позвоним Вам!
Ваше имя:
Ваш телефон: